Спой, Мери, нам уныло и протяжно

Новые 90-е: что ждет Россию, если карантин продлят на пару месяцев

Публикация в авторской колонке Лоренц Малка на TexTerra

Среди моих друзей нет ни одного человека, который бы не страдал тревожным расстройством. Иногда мне кажется, что такого человека вообще не существует в природе. Человека с тревожным расстройством, кроме вытаращенных глаз, отличает от здорового индивида склонность к прогнозированию. Я бы даже сказала, что это основной симптом, достаточный для постановки диагноза.

Поэтому, когда такие люди в условиях какого-нибудь кризиса собираются вместе, то получается какой-то Декамерон наизнанку. Вместо того чтобы обсуждать вечные ценности вроде половых девиаций, они полностью сосредотачиваются на текущем моменте и делятся соображениями насчет его, момента, дальнейшего развития. Мы в нашей компании, будучи поголовно экспертами и аналитиками разной степени диванности, уже успели обсудить актуальный кризис вдоль и поперек, и перспективы нам ясны, как никому другому.

Что будет происходит в домах россиян?

Для начала заглянем в домохозяйства, т.е. в квартиры сограждан. Начнем, так сказать, на микроуровне. При условии настоящего карантина, без балды, семьи окажутся надолго заперты в четырех стенах и их члены будут обречены неопределенное время наслаждаться обществом друг друга круглосуточно и без пауз.

В нормальных условиях абсолютное большинство пар остается вместе по двум причинам: во-первых, у них ипотека, а во-вторых, они редко видятся.

Про ипотеку мы поговорим чуть позже, а вот непрерывный контакт будет иметь самые плачевные последствия. Те граждане, что попроще, станут с утра до ночи снимать стресс, измываясь над бабой и ребятишками (на фоне постоянной алкоголизации, разумеется).

Лоренц Малка 1

Домашнее насилие в условиях изоляции, т.е. без свидетелей, буквально выйдет из берегов и добавит в статистику непредсказуемое количество смертей. Граждане посложнее просто друг друга тихо возненавидят. В любом случае по окончании карантина нас ждет волна разводов, какой мы не видывали. Потому что нельзя подвергать институт брака таким испытаниям, он и так на ладан дышит.

Те из граждан, кто не будет занят мордобоем фуллтайм, будет занят сексом. Во-первых, у граждан впервые за много лет появится для этого досуг, а во-вторых, заполнять досуг иначе большинство граждан просто не обучено.

Пока ничтожные сто тысяч фейсбучников станут читать друг другу лекции по истории искусств, остальное население возьмется за супружеский долг.

К лету мы будем иметь лавину незапланированных беременностей. Оно, может, и неплохо с точки зрения восстановления популяции и вообще торжества жизни на Земле, но с точки зрения домохозяйства это будет, мягко говоря, некстати.

Малка Лоренц 2

Государство к тому времени, истратившее весь здравоохранительный ресурс на медицину катастроф, наконец соберется и выведет аборты из системы ОМС, как давно и собиралось. Заодно, чтоб два раза не вставать, оно выведет из системы ОМС все, кроме экстренной кардиологии. Потом еще немного подумает и отменит ОМС вообще к хренам.

Аборт как услуга вывалится вообще из правового поля, и очень скоро бабы вспомнят о назначении вязальных спиц и проволочных вешалок.

Уже существующие дети школьного возраста своих родителей тоже не порадуют. За полгода они отвыкнут от школы раз и навсегда. Находясь круглые сутки онлайн, они будут заняты не онлайн-обучением, а посещением порносайтов и кровожадными видеоиграми, деградируя с каждым днем. ЕГЭ они не сдадут ни в этом году, ни в следующем, и закономерно никуда не поступят.

Малка Лоренц 3

Мальчики станут бандитами и наркоманами, а девочки маникюршами. К родителям они утратят остатки почтения на том основании, что родители не уберегли мир от катастрофы, и между поколениями разверзнется пропасть непонимания.

Те дети, что родятся в результате вынужденного безделья, тоже не принесут своим родителям никакой пользы. Выплатить маткапитал в таких количествах обескровленный кризисом бюджет будет не в силах. Если прибавить к этому ожидаемую статистику разводов, то возникнет целая армия матерей-одиночек без средств к существованию. Вторая половина матерей будет пребывать в деструктивных браках с офигевшим от безнаказанности партнером, со свежим младенцем на руках и со свежим бланшем под глазом.

В отсутствие материнского капитала встанут продажи нового и строящегося жилья, до сих пор происходившие на 2/3 за счет социальных выплат. Строительство спальных кварталов будет заморожено, и через пару лет недострой обветшает и будет годен лишь на снос.

Строительные корпорации в отсутствие продаж обанкротятся одна за другой, высвобождая десятки тысяч рабочих без шансов на новое трудоустройство.

В скобках заметим, что это будут десятки тысяч крепких молодых мужчин, не испорченных образованием и полных энергии. И в еще одних скобках заметим, что не меньше половины этих мужчин будут приезжими без кола и без двора, оставшимися без куска хлеба и без крыши над головой, но, повторяю, молодыми и крепкими мужчинами.

Малка Лоренц 3

Остановится строительство – взлетят цены на вторичную недвижимость, а также на съемное жилье. Тем, кто до сих пор жил отдельно от родителей, это станет не по карману, и им придется вернуться в гнездо.

Мгновенно возродится многопоколенная семья, живущая друг у друга на голове и спящая на раскладушке за шкафом.

Продать имеющееся жилье с целью как-то перегруппироваться тоже станет невозможно с учетом роста его стоимости и падения платежеспособного спроса. Рынок недвижимости встанет, армия риэлтеров останется без работы и, соответственно, без доходов.

Тратиться на такое баловство, как ремонт, абсолютному большинству тоже станет не с руки – и без доходов останутся бесчисленные ремонтные бригады (опять-таки крепкие мужики; вы заметили, что крепких мужиков, голодных и ничем не занятых, как-то все прибывает?) и до кучи дизайнеры интерьеров и изготовители мебели на заказ.

Что станет с рынком?

Поголовно поляжет весь маркетинг, просто потому что первое, что делает любая компания в кризис – режет рекламный бюджет. Маркетолог на фрилансе, которому еще вчера принадлежало будущее, рад будет устроиться каменщиком, но его не возьмут по понятным причинам. Понятие ресторанного бизнеса тоже останется в городских легендах: без выручки, но с арендой среднее кафе загибается в первый же месяц. И если в какой-нибудь Италии новая кофейня открывается через сутки после того, как перестали бомбить, то в России эта традиция не овеяна веками, а овеяна ими, наоборот, традиция закатывать тушенку у себя на кухне и съедать ее под одеялом.

Малка Лоренц 4

Так что вся эта хипстерская городская среда исчезнет мгновенно и надолго, словно приснилась, а все развлечения переместятся на кухню и под одеяло.

Индустрия развлечений, кстати, тоже прикажет долго жить – пара месяцев простоя для любого игрового пространства или спортклуба означает банкротство плюс космические долги, не допускающие никакой реанимации. Про малый бизнес я даже не говорю – все эти люди станут безработными, а многие из них – безработными с заложенным жильем. Отдельно стоит упомянуть тех, у кого ипотека (на которой держится брак, не забываем). Отец семейства, потерявший работу и просрочивший взнос, т. е. человек, у которого квартиру отобрал банк, денег не осталось ни гроша, а жена закономерно ушла жить к маме, – превращается из респектабельного члена общества в молодого крепкого мужчину, которому нечего терять. И пополняет армию оставшихся без средств и занятий, зато полных сил каменщиков, поваров и маркетологов.

Малка Лоренц

Очень скоро на улицах станет небезопасно: с наступлением темноты в каждой подворотне будет караулить безработный ипотечник с кистенем или бригада без ангажемента.

Самой легкой добычей станут пенсионеры, уцелевшие после отмены страховой медицины. Повинуясь инстинкту и опыту, они первым делом заберут свои гробовые миллионы с депозитов и потащат их домой под матрас, как раз мимо безработного маркетолога, которому нечем поужинать.

Затем настанет очередь остальных, миллионы в кошелке не таскающих, но успевших нажить парочку телевизоров. Квартирные кражи и грабежи станут обычным явлением. Краденое надо будет как-то реализовывать, и появится черный рынок с твердыми котировками. Кстати, спрос на подержанные вещи будет расти параллельно предложению, новые вещи переместятся в лакшери-сегмент, а основная коммерция переместится, соответственно, на стихийно возникшие вещевые рынки, как всегда бывает после катастроф. Крупные лицензионные производства, вроде «Фольксвагена» или «Ниссана», станут нерентабельны и эти бренды уйдут восвояси. Одновременно закроются все автосалоны – новые машины никто покупать не сможет, а подержанные народ друг другу как-нибудь уж сам продаст. Дилерские сервисные центры тоже позакрываются, зато возродится традиция авторемонта силами дяди Коли, и каждый дядя Коля спроворит себе гаражик с ямой, где станет реанимировать все подряд, включая угнанное. КАСКО в этих новых условиях повышенного риска утратит всякую силу, потому что страховая себе не враг.

Евросоюз к тому моменту очухается от потрясения, снова откроет сперва кофейни, а потом и границы. Полюбуется на то, что к нему поедет в виде туристов и с какими целями, и закроет их от греха обратно, возможно даже навсегда.

Что будет дальше?

Тем временем молодые голодные мужики в количестве страшных миллионов, устав заниматься разбоем и грабить вдовиц, начнут поговаривать в интернет-чатах насчет того, что почто и доколе, и что надо-де наводить порядок в стране. Мужчины, не занятые с утра до вечера на работе, всегда рано или поздно приходят к этой мысли, после чего начинают ходить с флагами.

Малка Лоренц 5

И вот тогда отключат Интернет.

И тьма падет на город, ненавидимый прокуратором.

Лоренц Малка на TexTerra 31.03.2020

Другие статьи Малки Лоренц

Рубрика Лоренц Малка Пятничные вопросы

Посмотреть другие записи Лоренц Малка LiveJournal и Facebook

Канал Malka Lorenz на Яндекс Дзен

Официальная группа Малка Лоренц Вконтакте

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector